Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери с.Николо-Погост Городецкого района, Нижегородской области.


 

Поиск по сайту

Приглашаем псаломщицу

Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери в селе Николо-Погост приглашает псаломщицу на постоянную работу.

Все справки у настоятеля храма иеромонаха Андрея (Кочетова).

Номер телефона: 8-929-049-07-77

Православный календарь

Крещение детей

Внимание! Все, кто желает крестить своих детей, предлагается заполнить опросный листок (будущим крестным родителям) и отправить документ на нашу электронную почту: radosti-zisni@yandex.ru

Скачать опросный листок можно здесь

Подробнее об ответственности крестных и родителей по ссылке

Заказ сорокоуста

Не забудьте указать имя в форме Яндекса!

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001775518019  
( Храм с.Николо-Погост )
 
+ Николо-Погост. Книга 1 ЕРИКОВ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ
ЕРИКОВ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ | Печать |  E-mail

Родился он 2 марта 1928 года в деревне Бакунине Николо- Погостинского сельсовета Балахнинского района в крестьянской семье.

В 1935 году начал учебу в Коновалихинской начальной школе, обучение продолжил в Николо-Погостинской школе. В 1944 году поступил работать в транспортное управление Черно- раменского треста токарем — точил снаряды к «катюше». Рабо­тать приходилось без выходных, спал у станков. В 1946 — 1948 годах работал садоводом в колхозе имени М. И. Калинина. В 1948 — 1951 годах служил в рядах Советской Армии. С 1 января 1952 года Иван Михайлович работает в системе потребительской кооперации. Свою трудовую деятельность начал с водителя- продавца по доставке товаров. В 1958 году на собрании уполно­моченных пайщиков был избран председателем правления Ни- коло-Погостинского сельпо, которое в 1963 году переименовали в Балахнинский совхозрабкооп.

В марте 1970 года Ивана Михайловича избирают на собрании уполномоченных председателем Городецкого райпотребсоюза на новый срок. С приходом И. М. Ерикова на должность предсе­дателя райпо с 1974 года начался планомерный подъем торговли, быстрое развитие материально-технической базы, строительство гаражей с теплыми боксами, магазинов, торговых центров, приобретение автомашин. Построили колбасный, убойный, рыб­ный, пельменный цеха. Выстроили и сдали в эксплуатацию сапоговаляльную фабрику. За последние годы проведен ремонт во всех магазинах и предприятиях. Заменено торгово-технологи­ческое оборудование.

За период работы Ивана Михайловича выстроено и сдано в эксплуатацию более 70 объектов. Райпо обслуживает 430 отда­ленных населенных пунктов (22 500 человек).

В результате умелого и грамотного руководства коллектив райпо на протяжении ряда лет по результатам деятельности является одним из лучших потребительских обществ России. Райпо не пользуется кредитами банка. Своевременно произво­дится уплата всех налогов, о чем свидетельствуют награды от налоговой инспекции района и области. Работники своевременно получают заработную плату. И. М. Ериков оказывает помощь пенсионерам, ветеранам, умело организует улучшение обслужи­вания сельского населения.

Он ведет большую общественную работу. На протяжении многих лет избирается депутатом Земского собрания. Ему присвоено звание «Почетный гражданин г. Городца», он награж­ден орденами Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, «За заслуги перед Отечеством». Является отличником советской потребительской кооперации. Заслужен­ный работник торговли РСФСР, председатель правления Горо­децкого райпо Нижегородского облпотребсоюза Иван Михайло­вич Ериков в системе райпо работает 50 лет.

ПЛОТНИКАМИ НАШ КРАЙ СЛАВИЛСЯ

Нет в жизни человека события более радостного и, можно сказать, поэтического, чем постройка своего дома.

В былые времена на такие стройки собиралась буквально вся деревня. Весело стучала тогда на срубе топорами плотницкая бригада. На земле медно светилась щепа. Всюду сновали неугомонные мальчишки. Подходили соседки с подойниками.

Потомственные мастеровые в совершенстве владели топором, пилой, коловоротом. Это были люди веселые, склонные к шут- ке-прпбаутке, размашистые по характеру, с завидной судьбой.

Плотниками наш край издавна славился. Избы были ладно срублены, все бревнышки ровные, как говорят, без сучка, без задоринки. Бревнышко к бревнышку — и сруб готов. Концы бревен между собой, как пальцы, сплетены. По бокам двускатной кровли прилаживались красивые доски — причелины. И на наличниках тоже рисунки. Мастер творил это деревянное чудо сам. Да еще утварь и посуду сделает, изукрасит, чтобы имела свое лицо и неповторимость: деревянные столы, скамейки, бадейки, коромысла, тарелки, чашки, ложки. Нелегкая это работа. Тут самое главное — терпение.

В Погосте многие рубленые дома насчитывают более сотни лет (улицы Кооперативная, Базарная, Набережная; кстати, на ней дом С. М. Дурашина, построенный в 1858 г.). Отдельные дома сохраняют фрагменты глухой рельефной резьбы, как на улице Набережной. Несколько десятилетий назад резное убранство с лучших образцов жилой сельской архитектуры стало экспониро­ваться в музеях Нижнего Новгорода, Москвы, Санкт-Петер­бурга.

В Погосте находился один из самых замечательных памятни­ков нижегородской резьбы — дом Мохова, резные украшения которого занимают почетное место в экспозиции Русского музея.

Вплотную приросло к селу Николо-Погост маленькое Петру­шино из полутора десятков домов. И хотя оно давно уже является продолжением улицы Кооперативной, по-прежнему эту часть села называют по-старому Петрушино.

Есть в Петрушине несколько домов, построенных еще в середине XIX века. Так, на третьем от конца улицы, от оврага, доме Федора Дмитриевича Белякина хорошо просматривается дата — «1862 г.».

Его дед, Степан Иванович (1838—1920), построил этот двухэтажный деревянный дом на каменном фундаменте, с окном на чердаке и пристроем к дому — боковушкой — на кирпичных столбах. Под боковушкой раньше был теплый хлев, а теперь дровяник. Дом строили несколько лет, в работе помогали, как в те поры было заведено, родственники и знакомые.

Степан Иванович был отличным плотником и столяром. Впоследствии он обучил этому ремеслу и своего сына — Дмитрия

Степановича (1875—1942), который тоже стал мастером на все руки.

Степан Иванович сам вырезал наличники на окнах. Кстати, в Петрушине у него они были первыми. Сделал он и мебель из березы — горку, диваны, стулья и пр. Мебель покрыл ла­ком. Она сохранилась до сих пор и не потеряла своей былой красоты.

Дом этот, что глядит своими окошками на дорогу, заставляет улыбнуться, удивляет творением рук мастеров-плотников.

Следующий, четвертый по счету, дом Александры Никола­евны Шалявиной. В прошлом это был дом Трофима Семеновича Бурмистрова — двухэтажный, деревянный, большой, красивый дом, построенный его родителями в 1857 году.

Его младшему брату, Афанасию Семеновичу, был выстроен в 1921 году рядом с ним большой, одноэтажный, деревянный, на каменном фундаменте дом (теперь дом Бурмистровой 3. А.).

Стоит в Петрушине обычный, старый, слегка вросший в землю дом, которому почти 170 лет. В нем живет Татьяна Ивановна Калиничева. Она наследовала этот дом от своих родителей, которые купили его у Дмитрия Степановича Беляки- на в 1923 году. Это самый старый дом в Петрушине, построенный родителями Степана Ивановича Белякина в 1830 году.

Говорят, от творения рук мастеров и на душе становится легче. Если к дому с тяжелым сердцем подойдешь — с легким дальше идешь. Да и деревня становится краше, веселей...

В Николо-Погосте до середины 70-х годов на углу улицы Базарной, у пруда, напротив церкви, стоял старинный двух­этажный, большой деревянный дом. В нем еще во времена крепостного права жил бурмистр, который держал в повинове­нии и страхе народ.

Сельскому фельдшеру, Василию Гавриловичу, этот дом, может быть, предоставило «общество», а может, он его купил у бурмистра. На втором этаже, в большой комнате Василий Гаврилович принимал больных. Тут же была и аптека с медика­ментами, которые он сам выдавал после приема больных. Жил он в отдельной комнате дома.

В 1912 году Василий Гаврилович переехал жить в другой дом, а двухэтажный дом у него купил Золотарев Василий Федорович, выходец из семьи сапожников Ивановской губернии. Второй этаж передней части дома Василий Федорович сдавал под аптеку, а внизу, на первом этаже, была сапожная мастерская, в которой работали и наемные мастера.

Василий Федорович умер вскоре после революции. У него было пятеро детей: две дочери (учителя истории Надежда (1902 г. р., жила в Балахне) и Анна (1913 г. р., жила в Москве) и три сына — Евгений, Петр (погиб на фронте) и Александр (офицер).

Дом от отца перешел старшему сыну — Евгению Васильевичу (1899 г. р.), который, как и отец, был сапожником. Е. В. Зо­лотарев стал последним хозяином старинного двухэтажного дома. Этот дом был построен в 1830 году из лиственницы, бревна — не в обхват, рублен он на четыре помещения (кварти­ры). На втором этаже — огромные сени. В заднюю и переднюю комнаты и на второй этаж вели отдельные лестницы.

С улицы лестница на второй этаж была также и со стороны пруда. Дом пережил и Евгения Васильевича, но в середине 70-х годов был разобран. Большой двухэтажный деревянный дом на улице Базарной, у пруда, украшал центр Николо- Погоста.

Дом Чернышова (1820-е г.). На Базарной площади стоял дом в пять окон по фасаду и с тройным окном на фронтоне. Из числа своеобразных жилых домов Николо-Погоста это был наиболее старый и наиболее интересный по своим резным украшениям, где кроме классической порезки были и древние орнаментальные мотивы, волнообразный рисунок фриза не потерял своей первоначальной строгости.

Столяры и плотники

Селезнев Дмитрий Степанович (д. Лосево) — плотничал по деревням.

Богомазов Иван Александрович (д. Щекино) — выполнял отделку и строил баржи в Сормове.

Ризин Федор Александрович (Николо-Погост) — плотник.

П. И. Маликин, М. И. Маликин, И. Д. Неимущее, А. Д. Не­имущее, М. П. Козин (д. Бурково) — имели свои мастерские.

Маликин Арсентий Иванович (Николо-Погост) — столяр.

Братья Богдановы. Александр Дмитриевич, Петр Дмит­риевич, Николай Дмитриевич (Николо-Погост) — имели сто­лярную мастерскую.

Буянов Михаил Васильевич (д. Буйная) — до революции был подрядчиком у купца в Городце, от него получал золотые деньги (носил в мешочке) и расплачивался ими с бригадой плотников, которую сам и набирал. Его сын, Александр Михай­лович, работал вместе с ним.

Кокурин Иван Петрович — плотник-корабел, работал на строительстве барж, судов, пристаней на Волге и Каме, в Рыбинске.

Цетщины Петр Алексеевич и Григорий Алексеевич (д. Фа- ладово) — плотники.

В 30-е годы уезжали на зиму в Сибирь («по далям») выполнять разные строительные работы Александр Иванович Буянов, П. И. Буянов, Андрей Федорович Малков и др. К Андрею Федоровичу Малкову ездила в Сибирь и его жена, Елизавета Федоровна, посмотреть на земли сибирские, на работу плотницкую, проведать мужа.

БРАТЬЯ БОГДАНОВЫ — СТОЛЯРЫ-КРАСНОДЕРЕВЩИКИ

В Николо-Погосте сохранились два дома братьев Богдано­вых — Петра Дмитриевича на улице Базарной и Александра Дмитриевича на улице Кооперативной. Пятистенный дом Нико­лая Дмитриевича был разобран в начале 80-х годов. Дом Ивана Дмитриевича в 1948 году сгорел. На этом месте его жена, Капитолина Александровна, в начале 50-х годов одна, без мужа, выстроила новый дом (Иван Дмитриевич погиб в 1942 г.).

Каждый год летом в родительский дом, что на улице Кооперативной, 10, приезжают Маргарита Александровна Кле- щина-Богданова со своей семьей из Заволжья и Ангелина Александровна Платонова-Богданова из Санкт-Петербурга. От сестер я узнала интересную историю семьи Богдановых.

Их бабушка, Екатерина Петровна Богданова (1874—1956), урожденная Турина, родилась в Нижнем Новгороде, в дворян­ской семье. Бабушкина тетка, Мария Николаевна Пеклер, родом из Нижнего Новгорода, имела в городе свою гостиницу «Мос­ква». Сохранился пригласительный билет (шрифт золотого тиснения), в котором сообщалось о бракосочетании в церкви ее сына Николая и о банкете в гостинице «Москва»,

 

Мария Николаевна Пеклер воспитала не только, Екатерину Петровну, но и ее сестер: Софью Петровну (вышла замуж за Дурашина Михаила Дмитриевича, он имел свою пристань в Балахне) и Варвару Петровну (жила в Нижнем Новгороде, рано умерла).

Дедушка, Богданов Дмитрий Николаевич (1861 — 1913), жил в Николо-Погосте. Его брат, Петр Николаевич, жил тоже в Погосте, на ул. Запрудной. Петр Николаевич имел свою столярную мастерскую. До 2000 года в его доме еще сохранялись рубанки, струбцины и другие инструменты.

Со слов бабушки, Екатерины Петровны, Маргарите Алексан­дровне и Ангелине Александровне было известно, что прапрадед ее внучат — дедушка дедушки Дмитрия Николаевича, был куп­лен николо-погостинским барином на Украине за 11 копеек в воз­расте 9—10 лет вместе с собакой. Фамилия прапрадеда — Бог- даненко — впоследствии была изменена на фамилию Богданов.

Дедушка, Дмитрий Николаевич, до революции жил в Нико­ло-Погосте рядом с домом Калинниковых, в конце улицы Базарной. У него была своя столярная мастерская и красильня. Этот дом сгорел (загорелась красильня), и Дмитрий Николаевич вскоре купил в селе дом бывшего священника — второй дом в начале улицы (теперь Кооперативной). В первом доме тогда жил священник Вязовский, за домом Д. Н. Богданова — священник

Виноградов (на этом месте теперь дом Капитолины Александров­ны Богдановой). Дом Богдановых примыкал к барскому саду. В саду был небольшой пруд, в середине которого красовался островок с беседкой. На островок вел перекидной овальный ажурный мостик. В центре островка росла яблоня, дававшая большие красные плоды. Дом у деда был большой, пятистенный, по фасаду имел пять окон; состоял из задней, сеней и коридора. На обе стороны вели лестницы. Через большой двор — выход в столярную мастерскую, которая имела форму прямоугольника и примыкала к двору. Одна стена — общая с двором. Три стены остеклены под одной крышей с двором. В мастерской стояли: деревообрабатывающие, сверловочные, точильные и токарные станки. Здесь изготовляли мебель: шикарные кресла, диваны, резные комоды; рамы, двери, столы, гробы и пр. Была и красильня. Работал Дмитрий Николаевич в мастерской с сыновья­ми Петром, Николаем, Александром, Михаилом, Иваном. Все были столярами-краснодеревщиками.

Старший из братьев, Петр Дмитриевич (1897—1979), жил с родителями, работал. Женившись на Чернавиной Александре Александровне (1901 — 1983), отделился от родителей и жил в своем доме на улице Базарной. Работал на ГОГРЭС столяром. Сын П. Д. Богданова, Дмитрий Петрович (1924— 1944), окончил 7 классов в Николо-Погосте, 8— 10 классы — в Балахне. Студен­том политехнического института был призван на фронт. Служил старшим лейтенантом в пехоте, погиб в январе 1944 года.

Галина Петровна (1925—1989) по окончании Горьковского медицинского института несколько лет работала в Кировской области, а затем главным врачом в николо-погостинской больни­це. Г. П. Ратова была депутатом Горьковского облсовета, заслу­женным врачом РСФСР, награждена орденом Ленина и ме­далью «В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ле­нина».

Наталья Петровна (1928 г. р.) — инженер-водник, живет в Москве.

Петр Дмитриевич играл на многих музыкальных инструмен­тах, любил музыку, хорошо пел и был замечательным мастером по ремонту музыкальных инструментов. Любой разбитый, ста­рый инструмент — скрипку, мандолину, гитару, балалайку, домру — он мог восстановить, возвращая ему прежний вид и хорошее звучание.

Богданов Николай Дмитриевич (1897—1965) работал в Николо-Погосте столяром. Женился на Чернышовой Анастасии Васильевне, жил в ее пятистенном доме на ул. Базарной. Своих детей не было, воспитал семерых детей погибшего на фронте брата жены Анастасии — Николая (мать детей умерла в начале войны).

Богданов Александр Дмитриевич (1899— 1968) работал вмес­те с братом Петром: Петр Дмитриевич заведовал мастерской, а Александр Дмитриевич был у него в мастерской на ГОГРЭС рядовым столяром. Их обоих на фронт не взяли (была бронь). Для нужд армии они изготовляли деревянные изделия. Алек­сандр Дмитриевич женился на Таисье Петровне Казанце­вой (1904—1990), жили они в доме отца, Дмитрия Николае­вича.

Вот несколько слов об их детях. Ливерий (1928 г. р.) по окончании Горьковского речного училища и водного института (заочно) работал в Московском НИИГипроречтранс проекти­ровщиком линий передач гидростанций, конструктором электро­сетей, потом начальником отдела кадров.

Ангелина Александровна (1931 г. р.) окончила сельскохо­зяйственный техникум, вышла замуж в Ленинграде, работала 36 лет инженером на опытно-механическом заводе в отделе труда и зарплаты.

Маргарита Александровна (1933 г. р.) окончила Горьков­ский медицинский институт, работала по направлению три года врачом в Лукояновском районе, потом главным врачом Перво­майской участковой больницы в Балахнинском районе, с 1964 го­да — участковый врач заволжской больницы.

Михаил Дмитриевич Богданов был участником Первой мировой войны, награжден Георгиевским крестом IV степени, погиб в начале Гражданской войны.

Иван Дмитриевич (1910—1942) погиб в начале Великой Отечественной войны. Его жена, Капитолина Александровна, из семьи Ковровских, одна вырастила четверых детей, все получили образование: Алевтина Ивановна (1934 г. р.) — бухгалтер, Валентина Ивановна (1936 г. р.) — техник-электрик, Сергей Иванович (1938—1975) — инженер-электрик, Вера Ивановна (1941 г. р.) — учитель.

В доме Дмитрия Николаевича жили три семьи: бабушка, Екатерина Петровна; семья Богданова Александра Дмитриевича с тремя детьми; семья Богдановой Капитолины Александровны с четырьмя детьми. Дом состоял из жилых комнат с выходами в общий холодный коридор.

Братья Богдановы получили образование в церковно-при­ходской школе, пели в церковном хоре по нотам, играли на разных музыкальных инструментах — гитаре, балалайке, ман­долине, скрипке, домре. Были они общительными, примерными семьянинами, вырастили прекрасных детей, были мастерами на все руки. Жители села их хорошо помнят до сих пор.

МАЛИКИНЫ ИЗ БУРКОВА — СТОЛЯРЫ И ПЛОТНИКИ

Маликины жили в деревне Бурково — рядом с Погостом. Их дом на единственной улице из 17 домов (в том числе два дома были на «отскочке») стоял первым к Николо-Погосту. Дом большой, деревянный, красивый, как чудо, как праздник, а под домом — столярная мастерская.

Большая семья проживала в доме. Глава семьи, Иван Гаврилович, его жена, Мария Ивановна, занимались хозяй­ством, крестьянским трудом. У них было восемь детей: Михаил, Александр, Василий, Арсений, Павел, Таисья, Александ­ра, Елизавета. Дети росли, взрослели, выросли и стали отде­ляться.

Александру Ивановну выдали замуж в Лосево за Горбунова Дмитрия Александровича. Елизавета Ивановна вышла замуж за Малахова Александра Евгеньевича и жила в доме мужа в Буркове. Таисья Ивановна замуж не выходила, жила с родите* лями. Александр Иванович погиб молодым в годы Гражданской войны. Павел Иванович, как наследник — последний сын у родителей, жил с женой, Прасковьей Михайловной, в родитель­ском доме. Василий Иванович работал продавцом в Нижнем Новгороде, был участником Гражданской войны, после войны работал продавцом в Николо-Погосте и в конторе на Чернора- менке. В семье Василия Ивановича и Александры Ильиничны росли дети: Борис (1914г.р.), Валентина (1916г. р.) и Анатолий (1923г. р.). Василий Иванович в возрасте 40 лет утонул на озере в Погосте. У Михаила Ивановича с Марфой Яковлевной бы­ло трое детей. Арсений Иванович женился на Татьяне Алексеев­не Копыловой из Николо-Погоста. Они имели семерых де­тей.

Василию Ивановичу и Михаилу Ивановичу отец, Иван Гаврилович, помогал строить свои дома в деревне. Его три сына жили в Буркове: Василий Иванович, Михаил Иванович — в своих домах и Павел Иванович — в родительском доме. Лишь одному сыну, Арсению Ивановичу, Иван Гаврилович помог купить двухэтажный полукаменный дом в Николо-Погосте на улице Набережной,

Три сына Ивана Гавриловича и Марии Ивановны слыли в округе хорошими столярами — это Михаил, Арсений и Павел.

У братьев Маликиных в столярной мастерской все стены были увешаны инструментами, стамесками, рубанками, пилками. Мастера-столяры братья Маликины делали разную мебель: гардеробы (шифоньеры), горки, комоды, табуретки, двери, рамы, стулья и многое другое.

Все три брата и племянник Борис пели в церковном хоре. Строгим регентом долгое время был Арсений Иванович. После его смерти регентом стал Павел Иванович. Хор считался боль­шим — только мужчин в нем было два полных ряда. До братьев Маликиных церковным хором руководил Петр Дмитриевич Богданов.

Жива в людских сердцах память о братьях Маликиных — хороших столярах-краснодеревщиках и плотниках, о людях чистых и сильных своей духовностью.

БРАТЬЯ ЦЕПИЦИНЫ — ПЛОТНИКИ ИЗ ФАААДОВА

ПРОТОКОЛ

1907 года декабря 23 дня старший полицейский урядник 14 участка 3 стана Балахнинского уезда Панов составил настоящий протокол в следующем: сего числа приказчик Вольского купца Николая Степановича Менькова кр. Симбирской губернии Сингилеевского уезда Сингилеевской волости села Бегтяжки Иван Калентьевич Мясников, проживающий временно в селе Городец по улице Новая Кузнечиха в доме Кондратьева, а постоянно в г. Самаре по Старо-Самарской улице в доме Коршунова, № 5, заявил, что 15 числа сего декабря в Городецком затоне на барже, принадлежащей Менькову, служащий означенной баржи крестьянин Балахнинского уезда Никол ьско-Погостинской волос­ти деревни Большое Фаладово Алексей Алексеевич Цепицин во время работы на барже получил ушиб живота при следующих обстоятельствах: того же числа в 9 часов утра он подставлял доску длиною в два с половиной аршина, толщиною в 1 вершок и шириною в 5 вершков под поднимаемое дерево рабочими в числе 15 человек. Дерево поднималось на клетку для ремонта баржи, толщиною дерево 4 вершка, длиною 6 са­жень. Подъем дерева производился приспособлением — ручными баг­рами. Поднимая дерево, рабочие силой поддерживали на баграх. Алек­сей Цепицин, убирая доску из-под бревна, не успел отойти, дерево с багров у рабочих сорвалось, упало на землю. При падении верхний конец лег на землю, а нижний —на клетку, серединой дерево придавило Цепицину живот, он из-под бревна был вынут рабочими. Для подачи медицинской помощи тут же немедленно был отправлен в Городецкую земскую больницу. В больнице находился до 17 числа сего декабря и в 1 час дня по совету врача больницы был отправлен для дальнейшего лечения в г. Н. Новгород в Мартыновскую больницу, куда был доставлен в тот же день в 8 часов вечера его женой Александрой Степановной и братом Дмитрием Алексеевичем Цепициным. В 12 часу ночи на 18 число в больнице умер.

Работа проводилась под наблюдением водолива баржи Александра Степанова Сызранова. Мясников просит провести дознание.

Приказчик купца Н. С. Менькова Иван, Капентьевич, Мясников

Опрошенный водолив баржи купца Менькова кр. Нижегородской губ. Макарьевского уезда Варварской волости и села Александр Степа­нов Сызранов, проживающий временно в с. Городце по Большой улице в доме Трубина, объяснил, что при подъеме деревьев подпорок нахо­дился на барже, но как сорвалось дерево и зашибло живот Алексею Цепицину, не видел —с баржи отлучался. В больницу Цепицин был отправлен в его отсутствие.

Александр Сызранов

Спрошенный подручный водолива баржи Менькова кр. Симбирской губернии Алатырского уезда села Барышовской слободы и волости Степан Андреевич Борматов, проживающий временно в с. Городец, объяснил, что 15 числа сего декабря служащий баржи Алексей Цепицин подставлял доску, не успел отойти, дерево у рабочих с багров сорвалось.

Верхний конец его упал на землю, а нижний —на клетку, серединой дерева придавило Цепицину живот, тут же он из-под дерева был освобожден и отправлен для подачи медицинской помощи в Городецкую земскую больницу. Случай этот Борматов относит к неосторожности, неосмотрительности самого Цепицина. Приспособления и людской силы не требовалось.

Степан Борма тов

Спрошенные по одному работающие на барже Менькова кр-не Балахнинскогоуезда Никольско-Погостинской волости д. Бол. Фаладово Иван Алексеев Шашин и той же волости д. Малое Фаладово Михаил Иванов Новожилов, проживающие оба на родине, объяснили, что 15 чис­ла сего декабря служащий баржи Менькова Алексей Цепицин подставлял доску под поднимаемое им в числе других рабочих на барже дерево. Убирая доску, не успел отойти. Дерево, поднимаемое рабочими, с багров сорвалось. Конец верхний упал на землю, а нижний, упав на клетку, серединой придавил Цепицину живот. Тут же он был из-под дерева освобожден и отправлен в Городецкую земскую больницу. Случай этот они относят к неосторожности самого Цепицина. Какого- либо приспособления или людской силы не требовалось.

Иван Алексеев Шашин, Михаил Иванов Новожилов

Спрошенный брат Алексея Цепицина, кр. Никольско-Погостинской волости д. Бол. Фаладово Дмитрий Цепицин, проживающий на родине, объяснил, что, как произошел случай с братом Алексеем, служащим на барже Менькова, не видал, на барже в то время не был, лишь ходил в больницу после случая. В больнице брат ему говорил, что, убирая доску, не успел отойти. Дерево с багров сорвалось, серединой придавило живот. 17 числа сего декабря в 1 час дня по совету врача больницы он с женой брата, Александрой Степановной, брата отвезли в Н. Новгород в Мартыновскую больницу, приехали в 8 часов вечера, в 12 час. ночи на 18 число брат в больнице умер.

Дмитрий Алексеев Цепицин

Спрошенная жена Алексея Цепицина, Александра Степановна Цепи­цина, проживающая на родине, объяснила, что мужа, Алексея Алексеева Цепицина, 38 лет, 17 числа в 1 час дня из Городецкой больницы вместе с его братом, Дмитрием, по совету врача возила в Мартыновскую больницу. Приехали в больницу в 8 час. вечера. В 12 часу ночи на 18 число муж в больнице умер. Муж ей в Городецкой больнице рассказал, что он подставил доску под поднимаемое на баграх дерево, убирая доску, не успел отойти. Дерево с багров сорвалось. Серединой дерево придавило ему живот и зашибло бок. В данном случае он никого не винит, сам не успел отойти. Жена Цепицина никого не обвиняет, злого умысла ни на кого не имеет.

Александра Цепицина. За неграмотную по личной просьбе'расписался кр. с. Городца Петр Луховцев

1907                 года декабря 27 дня пристав 3 стана Балахнинского уезда, проверив настоящее дознание, нашел таковое составленным правильно, согласно с обстоятельствами дела, причем расспрашивал поименован­ных в нем лиц, которые подтвердили показания свои, данные уряднику Панову при дознании, почему и принимая во внимание, что никто из родных Цепицина и спрошенных при дознании лиц не заявил подозре­ния в умышленном или насильственном лишении жизни и нанесении повреждений ему, утверждая при том, что ушиб был исключительно неосторожностью самого Цепицина, что видно из показаний покойного, данных околоточному надзирателю 2 Кремлевской части 17 декабря.

С подлинным верно.

Пристав 3-го стана (подпись)

Купец Николай Степанович Меньков, г.   Вольск, марта 28 дня 1908 года Александре Степановой Цепициной, в д. Фаладово Милостивая Государыня.

При сем прилагаю Вам копию письма страхового общества «Россия», в каковом письме страховое общество изъявляет согласие уплатить Вам за несчастный случай, окончившийся смертью Вашего мужа, А. Цепици­на, в полное вознаграждение 500 рублей, полную и всю сумму, в которой он был застрахован, а он был застрахован в тысячекратном его дневном заработке, то есть его дневной заработок определен круглый год по 15 рублей в месяц, или по 50 коп. в день.

Если Вы согласны получить в полное вознаграждение 500 руб., то по получении сего письма сообщите моему приказчику И. К. Мясникову, находящемуся в настоящее время в Городце, которому я могу сделать распоряжение о выдаче вышесказанной суммы с получением от Вас расписки с засвидетельствованной Вашей подписью.

С почтением к Вам    Меньков 1908                 года мая 4 дня, мы, нижеподписавшиеся Никольско-Погостин- ской волости Балахнинского уезда, 4 Головинского сельского общества, быв сего числа в общем собрании на нашем сельском сходе, составля­ющем из 82 домохозяев, на который явилось таковых 67 человек, более 2/3, в присутствии сельского старосты нашего общества кр. Е. Полетуева, имели суждение о выборе из среды себя опекуна над малолетними крестьянскими детьми Петром 9 лет, Любовью 7 лет, Григорием 6 лет, Антониной 4 года и Анной 2 года, оставшихся после смерти кр. д. Бол. Фаладово Алексея Алексеева Цепицина, на предмет возбуждения хода­тайства в подлежащем суде против купца 1 -й гильдии г. Вольска Саратов­ской губернии Николая Степанова Менькова о взыскании с негозаувечье отца малолетних, Алексея Цепицина, от которого он и получил смерть.

По обсуждении вышеозначенного вопроса нашим приговором по­становили: в опекуны на вышепоставленный предмет избрать и избираем мать малолетних Александру Степанову Цепицину, в чем, составляя сей приговор, и подписуемся: Иван Шашин, Михаил Новожилов, Петр Горбу­нов, Иван Зрюнин, Алексей Тюрин, Вас. Комлев, Павел Шашин, Иван Комлев, Фед. Зрюнин, Ап-др Савин, Ник. Тюрин, Дм. Цепицин, Гр. Чур­кин, Ал-дра Макина, Петр Савин, Павел Горбунов, Петр Самойлычев, Иван Малахов, Алексей Чуркин, Афан. Елетин, Мих. Бутрюмов, Гр. Мазин, К. Зеленков, Ст. Полетуев, Дм. Павлычев, Ив. Овечкин, Ал. Соколова, Гр. Иванов, Ник. Полетуев, Анд. Морев, Ник. Рябинкин, Ст. Елетин, Ф. Трунов, А. Колбаков, Ф. Чуркин и др.

Канцелярия Нижегородского окружного суда по гражданскому отделению, фев. 19 дня 1909 г. № 15544, Н. Новгород Крестьянке Александре Степан. Цепициной

Вследствие неисполнения Вами требований, изложенных в объявле­нии декабря 23 числа 1908 г. за № 15544 по распоряжению председа­тельствующего и на основании 270 ст. Уст. Гражд. Суд., при сем Вам возвращается поданное в Нижегородский окружной суд декабря 17 дня 1908 г. прошение по делу с Меньковым о 3600 руб.

В получении сего объявления Вы должны дать расписку с обозначе­нием времени получения.

Секретарь

Многие жители деревни Фаладово работали плотниками- баржевиками в Городецком затоне в начале XX века. Нелегкой была эта работа. Молодым, в возрасте 38 лет, ушел из жизни Алексей Алексеевич Цепицин. Вместе с ним плотничали на барже купца Менькова в Городецком затоне Иван Алексеевич Шашин, Михаил Иванович Новожилов и брат Дмитрий Алексеевич Цепицин.

Одной пришлось растить пятерых детей Александре Степа­новне Цепициной. Средний из детей, Григорий, пошел в отца, стал волгарем-плотником в Сормовском строительном цехе, о чем свидетельствуют документы:

1)        Увольнительная записка № 171 от 17 февр. 1920 г.

Уволен в отпуск рабочий артели Демашова Цепицин Г. А. от

19 до 24 февр. 1920 г.

На отпуск согласны.

Старшой артели М. Демашов

2)        Билет № 304 члена клуба волгарей Цепицина Г. А. от 4 нояб. 1920 г.

3)        Удостоверение.

Дано сие Цепицину Г. А. в том, что он работает в Сормовском строительном цехе за № 29644.

Выдано на предмет получки за май 1922 г.

4)        Отпуск № 213 от 14 июля 1922 г. Цепицин Г. А., цех. № 29644, отпущен с 15 июля по 1 авг. 1922 г. на две недели.

Расчетная членская книжка № 11 от 31 января 1924 года дает знать о том, что брат Григория Алексеевича, Петр Алексеевич Цепицин, состоял с 30 января 1924 года членом 1-го Нижегород­ского строительного и судоремонтного промыслово-кооператив­ного товарищества. Старший в семье Цепициных, Петр Алексе­евич, тоже стал плотником.

28 января 1925 года Цепицин Григорий (1901 г. р.,) вступил в брак с Гущиной Ольгой (1903 г. р.) из д. Б. Плесянки Зиняковской волости.

В 1926 году Г. А. Цепицин состоял на службе в управлении буксирно-сухогрузным флотом Волжского государственного речного пароходства в должности плотника 6-го разряда. Весной 1926 года он был направлен на работу плотником в Татарскую республику, Мензелинский уезд, в затон Набережные Челны, почтовый ящик № 16.

5 апреля 1926 года супруга Григория Алексеевича, Ольга Алексеевна, писала в письме: «В первых строках моего письма низко кланяюсь своему супругу, Григорию Алексеевичу. Посы­лаю искреннее почтение и надлежащую любовь. С любовью низко кланяются маменька, Александра Степановна, и бабушка, Александра Яковлевна, низкий поклон от Петра Алексеевича, и сношки Анны Петровны, и от всех остальных. Уведомляю я вас, Гриша, в том, что письмо ваше получила. Гриша, я вам долго не писала, потому что ходила три раза в Городец получать деньги. Только на третий раз получила за 3 месяца 18 руб. Гриша, я вам в прошлый раз писала насчет ситца. У нас ситец от 60 до 40 коп., а штанная материя — 2 руб. Купила я вам, Гриша, на две рубашки ситца голубого и на одну — черного, а на штаны, Гриша, купите сами. Красивого сатина не было. У нас, Гриша, корма очень дорогие, сено 1 руб. 8 гривен, а соломы совсем нет, купила на 37 руб. и не знаю, хватит ли. Теперь кормим лошадь соломой, она стала поправляться. Гриша, вы писали насчет хлеба, не знаю, что ответить. Петра дома нет, он работает в Муромке, приедет на Благовещение, да привози хлеб, убытка не будет, у нас хлеб 2 руб. 80 коп. Своего хлеба, думаю, не хватит. Как вам, Гриша, сшить рубашки — с раскладным воротом или с простым? На том и до свидания, Гриша. Остаемся живы и здоровы, того, Гриша, и вам желаем. Пишите ответ».

Письмо от брата, Петра Алексеевича:

«12 апр. 1926 г. Во первых строках моего письма шлю сердечный привет братцу, Григорию Алексеевичу, от брата Петра Алексеевича, все, Гриша, кланяются тебе по низкому поклону. Дорогой братец Гриша, вы писали насчет хлеба. Точного ответа дать не могу, вам там виднее. А как думают твои товарищи? Хлеб, конечно, сейчас дорогой, мука 2 руб. 80 коп., в дальнейшем не знаю, какая будет цена. Если будет хлеб дорогой — закупай, здесь продадим с выгодой, а если недорогой — сможем оставить до зимы. Если можно, то купи мне недорогие сапоги. Живем хорошо. Приезжай к Пасхе домой, будем ждать. Погода холод­ная. Передай привет свояку Ивану Алексеевичу и всем нашим фаладовским соседям. Работаю в Муромке с поста, срубы пока не купил — очень дорогие. До свидания. Остаемся живы и здоровы, того и вам желаем.С почтением ваш брат Петр Алексеевич Цепицин»

Согласно трудовому договору от 10 января 1927 года Григо­рий Алексеевич был принят на должность плотника 7-го разряда в пароходство местного сообщения НГКО в затон «Стрелка» на сдельную работу.

Григорий Алексеевич в 1927 году являлся членом Всесоюзно­го профессионального союза строительных рабочих Нижегород­ской губернии, был избран сборщиком по взиманию членских взносов среди работающих от трамвайно-механического треста. Получал членские взносы со всех членов союза. Отчитывался рабочкому при ярмаркоме.

Вместе с Григорием Алексеевичем плотником в трамвайно­механическом тресте работал и Горбунов Акиндин Петрович из д. Фал ад ово.

Г. А. Цепицин с 31 августа по 17 декабря 1927 года состоял на службе в пароходстве местного сообщения треста механичес­кого транспорта при Нижгоркоммунотделе в должности плотни­ка по 7-му разряду, получал 36 руб. 40 коп. в месяц.

Брат Григория Алексеевича, Петр Алексеевич Цепицин, житель д. Фаладово Зиняковской волости Городецкого уезда, в 1928— 1929 годах имел 8,8 десятины земли, 2,05 десятины сеноко­са, одну лошадь, две коровы, мелкий скот, а также доход от неземельных заработков (плотничал).

Григорий Алексеевич в январе 1928 года был принят на работу плотником в плотничный цех затона имени К. Маркса, с. Бор Нижегородской губернии. В 1930 году Г. А. Цепицин продолжал работать на водном транспорте — плотником в Борском затоне имени К. Маркса, ставка 65 руб. В августе 1931 года он хотел взять расчет ввиду домашних обстоятельств, написал заявление, но в расчете Григорию Алексеевичу отказали из-за нехватки хороших плотников, особенно баржевых. Так и остался он работать в затоне. Григорий Алексеевич был ударником первых трех пятилеток.

В затоне имени К. Маркса плотником работал и Иван Алексеевич Гущин из д. Фаладово.

Началась Великая Отечественная война. На фронт Григория Алексеевича Цепицина не взяли по брони. Работал он на Горьковском автозаводе.

В армию был взят старший сын Петра Алексеевича, племян­ник Григория Алексеевича — Александр. Летели в Фаладово письма-треугольники. Александр писал из Саранска своей любимой бабушке Александре Степановне Цепициной и всем родным:

«Пишу письмо 20 марта 1942 г. Здравствуйте, моя любимая баба, тетя, дядя, крестница Нюра и Фаина, сестра Антонина, братья Николай и любимый Миша и дорогие мои мама и папа! Шлю я вам пламенный красноармейский привет и желаю вам всего хорошего. Сообщаю, что жив, но не очень здоров. Наш взвод был в наряде целые сутки на кухне, и сильно зазябли ноги, болит голова, не дают дотронуться бока. Обмундирование еще не выдали, только обещают. Сухари кончаются. Ожидается медкомиссия, может, отпустят домой. Находимся все вместе в одной роте, но в разных взводах, а спим в одном помещении. Баба, я в деревню пишу двенадцатое письмо, а ответа ни от кого не получил. Всем привет. Пишите.

До свидания. Ваш Александр Цепицин.

Мордовская АССР, г. Саранск п/я 36/23»

И еще одно письмо от Александра из Саранска:

«Пишу письмо 29 марта 1942 г., в воскресенье. Здравствуйте, моя милая баба, дядя, тетя, крестница Нюра, ненаглядная Фаина, родные мои мама, папа, братья Николай и любимый Миша. Шлю вам свой красноармейский привет и желаю вам всего доброго, хорошего.

Я жив и здоров. Кормят нас два раза: в 11 — 12 час. и 9—10 час. вечера. Сухарей у меня уже нет, хотя и покупал их две шапки на 80 руб. Получил письмо от крестницы Нюры 28 марта, спасибо ей за это.

Обмундирование выдали, кроме чесанок. Свои, из дома, я износил. Ноги сухими не бывают, всегда сырые и холодные. Спим на голых пружинных койках. Утром встанешь, и очень болят бока.

Баба, я каждое утро, утираясь полотенцем, тебя поминаю добрым словом. Баба, передай домой, что Сергей Березин хочет ехать к нам, с ним передайте мне хотя бы 2 — 3 колобушечки.

Вот все. Пишите. До свидания. Писал внучек Александр Петрович Цепицин, г. Саранск».

Семья Петра Алексеевича состояла из шести человек: жены — Анны Петровны, детей — Антонины, Александра, Николая, Михаила.

Не вернулся с фронта Александр, сын Петра Алексеевича и Анны Петровны, погиб, сгорел в танке на Курской дуге в июле 1943 года. Не дождалась внука его любимая бабушка Алексан­дра Степановна...

Петр Алексеевич Цепицин работал плотником на Балахнин- ском бумкомбинате, на фронт не был взят по брони. Жил в Фаладове. Ушел на пенсию в 1961 году. Умер 7 декабря 1978 года.

Григорий Алексеевич после войны плотничал на Сормовском заводе имени А. А. Жданова. Как и раньше, из дома до Сормова ходил пешком. Все же решил Григорий Алексеевич перейти на плотницкую работу поближе к дому, в Балахну. Сначала работал в ЖДО, а потом на бумкомбииате. На пенсию ушел в 1963 году. Умер 1 сентября 1979 года. И Петр Алексеевич, и Григорий Алексеевич с плотницким ремеслом не расставались до конца дней своих.

Братья Цепицины из Фаладова оставили о себе добрую память в родных местах.

ФЕВРАЛЬ 1919 ГОДА

Тяжелым был этот месяц в стране. В городах рабочие получали в день 50—100 граммов хлеба, нередко вместо печеного хлеба давали немолотое зерно. Не во что было обуться, одеться. Трудно жилось и в деревне. Не хватало необходимых продуктов: хлеба, спичек, соли, мыла, керосина, сахара, чая; не отаплива­лись дома. В скупых строках документа просматривается соци­ально-экономическая и политическая жизнь села того времени...

ПРОТОКОЛ

соединенного заседания Николо-Погостинского волостного исполнительного комитета Совета рабочих и крестьянских депутатов и членов комитета Николо-Погостинской компартии большевиков № 6 11.02.1919 г.

Председатель исполкома П. И. Чирков, секретарь В. Чернышов, члены исполкома: Брунов, Бурлакин, П. Богданов, Мольков, М. Маликин, Распопов, Горбунов.

Население Николо-Погостинской волости чисто пролетарское, сред­ства существования добывает отхожими промыслами, земледелие у большинства — подсобное к отхожему промыслу, крайне катастрофичес­кое положение населения в хлебе, фураже. Часть населения — на зара­ботках в низовых губерниях, лошади едва лишь бродят от бескормицы, но выполнены наряды по распоряжению уездного военного комиссари­ата и вывозке дров для школ.

Постановлено: Водяную мукомольную мельницу «Корепиха» из единоличного владения И. Н. Кузнецова изъять и передать в распоряже­ние Мокеевского промыслового кооперативного товарищества, чтобы оно отчисляло средства в волостной исполком на содержание членов, 5% с валового дохода принять на счет «ремонта мельницы, внутреннего устройства и заделки плотины».

Население волости находится в катастрофическом положении. Часть питается хлебом с примесью колокольца (мякина, льняное семя). Хлеб­ный продукт из льняных жмыхов выдавать неимущим по 8 фунтов на едока. Вывезти семя из волости — создать безысходное положение.

Просить губернский продкомитет разрешения волостному отделу разработать реквизированное семя маслобойных заводов в волости, чтобы получившийся жмых поступил населению для пропитания семей, ибо реквизированное семя принадлежит самому бедному населению, с большим трудом приобретшему это семя путем покупки, но были лишены возможности таковым воспользоваться ввиду его реквизиции и обречены на голодовку, о чем сообщить агенту губ. коммиссариата т. Шоронову.

Постановлено: Единогласно избрали члена исполкома предсе­дателем волостного отдела народного образования П. Д. Богданова.

Председатель исполкома Чирков.

Секретарь исполкома Чернышов

СЕЛЬЦО-СПАССКОЕ, 1920-е ГОДЫ

ПРИКАЗ

14 февраля 1920 г.; деревня Сельцо-Спасское Председателю деревенского Совета дер. Сельца-Спасского На основании распоряжения Балахнинского уездного отдела Управ­ления и уездного исполкома от 14 февраля за № 213 волостной исполком приказывает Вам вменить в обязанность в Балахнинском лесничестве ежедневную вывозку дров с 23-го сего февраля и кончая до санного пути.

Означенные люди с лошадьми: Горохов Александр, Подшивалов Александр, Карпычев Иван. Гусев Алексей Петрович, Щелманов Федор, Гусев Алексей Осипович, Гудков Никанор Михайлович, Обухова Васили­са, Обухов Павел Григорьевич, Селезнев Александр, Лопаткина Пелагея.

Все вышеозначенные граждане состоят в одном десятке и отправятся совместно в дер. Харенки к лесничему Левашееву и Демичеву 22-го февраля 1920 г.

Председатель 3-го о-ва Гудков.

Секретарь Подшивалов.

Председатель деревенского Совета Андрей Масленников

Андрей Иванович Масленников был родом из деревни Сидорово Кирюшинского волостного правления Балахнинского уезда Нижегородской губернии. Женат в 1896 году. Жена Мас­ленникова Архелая Васильевна, из деревни Сельца-Спасского.

В нарсуд 4-го участка Городецкого уезда от гражданина дер. Сельцо-Спасское Зиняковской волости Масленникова Андрея Ивановича

Заявление

Я, Масленников, в настоящем заявляю нарсуду 4-го участка 21 ноября сего 1927 г. в присутствии судебного исполнителя тов. Иконникова при понятыхтогоже Сельца-Спасского Лопаткина Д. Т., ПряхинаА. А., Гудкова А. В.

Я выдавал при упомянутых лицах имущество того же Сельца-Спасско­го Е. Н. Гудковой, как, например, банные срубы. Когда пришла Гудкова к срубам, то позорила меня и клеветала в расхищении этих срубов, говорила, что украл отдельные дерева и потолок. Говорила, что срубов было 12 рядов и что видела, как Масленников таскал из них кряжи плотнику Гудкову Алексею Васильевичу для тески косяков и что он, конечно, вор — разворовал срубы.

Понятно, сельский исполнитель запрещал ей такое говорить, но не мог унять.

Когда собрали срубы, то оказалось—сруб в целости, и, понятно, я опасался, как сруб был не под надзором, то могли бы даже растаскать кто угодно.

На основании вышеизложенного прошу нарсудзато, что Е. Н. Гудкова выводит меня из терпения, привлечь ее в уголовном порядке со строгой изоляцией. Прошу вызвать в свидетели вышеупомянутых понятых.

К сему Масленников

ПОДШИВААОВЫ ИЗ СЕЛЬЦА-СПАССКОГО

Подшпваловы — потомственные крестьяне, в последней тре­ти XIX века жили своей семьей в центре Сельца. Но постигло их несчастье — сгорел дом, и пришлось хозяину, Александру Сте­пановичу, новый дом выстроить на другом месте — в конце улицы. Так и стали семьей жить-поживать в новом, красивом, просторном деревянном доме.

Александр Степанович был сильным, высоким, статным, хозяином в доме, с бородой и добрыми, смеющимися глазами. У него росли три сына и дочь: Степан, Анастасия, Федор и Петр. Рано умерла жена — Александра, мать детей. Дети приучались к работе в хозяйстве: охраняли сад, убирали с поля снопы, вывозили навоз, помогали молотить хлеб молотилкой от конного привода, гоняя лошадь по кругу, веяли зерно, подбрасывая его лопатой вверх, отчего легкая пелева улетала в сторону, а чистое зерно падало вниз.

У Александра Степановича жил в Сельце брат — Иван Степанович, небольшого роста, с бородой. У Ивана Степановича и Марфы Алексеевны были дети: Федор и Татьяна. Дочь Татьяна вышла замуж в Николо-Погост за И. П. Кокурина. У Федора были дети: Евстолия, Зиновия, Николай, Сергей, Ольга.

Братья Иван и Александр Подшиваловы каждое лето рыба­чили на Волге (жили на берегу в землянке). Им ежедневно из дома доставляли готовую пищу, домой они приходили только по субботам. Рыбу ловили большими и малыми неводами. За рыбой к ним приезжали на лодке из Канавина и Сормова Клыковы для своего магазина. Так, в лодке, заполненной водой, в город доставлялась свежая рыба. Зимой они рыбу ловили неводами и «мордами». Обычно братья и хлеб цепами молотили вместе, а потом молотить стали самодельной машиной соседа А. И. Чижова, которую брали напрокат.

Александр Степанович жил в выстроенном им доме с сыном Федором и снохой Анной Петровной (Цепициной). Дочь Анас­тасия вышла замуж и уехала в Кубенцево. Сын Петр был взят в армию, служил в Баку, да так и остался там жить.

Старший сын, Степан Александрович, тоже был рыбаком. Ловил рыбу и в озерах, и на Волге. Весной, в разлив, ловить можно было у деревни, а на сезонную ловлю покупалась определенная территория Волги и озер. Подшиваловы Степан Александрович, Иван Степанович и другие нанимали себе помощников и покупали на сезон ловли рыбы участок Волги и Костичьего озера за Волгой. Границы ловли устанавливал управляющий, проживавший в Николо-Погосте, которому пла­тили и деньгами от продажи рыбы, и рыбой. (Управляющий требовал: «Чтобы стерлядка к такому-то дню была!»)

Степан Александрович был и хорошим плотником, строил дома по подрядам в деревнях Чередкове, Сивкове, Потневе, Сельце, Маркове и других (рубка, отделка, столярные работы).

Степан Александрович Подшивалов (1881 — 1944) женился на Марии Васильевне Храмовой (1882— 1954), родом из деревни Бакунино. Отделился от отца и, получив землю, стал в 1904 году строить свой дом в Сельце. Все дети у них родились уже в новом доме (в этом доме сейчас живет Подшивалов Владимир Степа­нович).

Степан Александрович пел в церковном хоре, состоял в церковном приходском совете и в своем деревенском совете. До революции у него было две лошади и полное хозяйство.

Его жена, Мария Васильевна, небольшого роста, с русыми густыми волосами, была доброй, приветливой и заботливой хозяйкой. Она выполняла по хозяйству все работы и занималась воспитанием детей, которых очень любила, а их было пятеро — два сына, три дочери (и трое умерли): Мария (1906—1975), Анастасия (1907 — 1991), Михаил (1910—1980) Татьяна (1916 — 1986) и Владимир (1926 г. р.).

Степан Александрович, как хороший плотник, помогал детям строиться. Свой дом он передал младшему сыну — Под- шивалову Владимиру Степановичу. Сам выстроил новый дом дочери Марии Степановне в деревне Старцево, куда она была вы­дана замуж за В. А. Брунова. Сын Михаил Степанович вместе с женой Валентиной Васильевной сами построили себе в Сельцедом.

Дочь Анастасия Степановна была очень похожа на мать, тоже невысокого роста, была хорошей помощницей родителям в домашних и хозяйственных делах. С 15 лет она работала в Сельце у мастеровитого Алексея Ивановича Чижова на мялке (мяли лен). Ночью хозяин сдавал мялку — нанимал работников за плату, а днем работал сам. В 1925—1927 годах работала она на ГОГРЭС уборщицей в турбинном цехе, затем на лесоповале для строительства бумкомбината. Умела шить, прясть, вязать. В 1935 году Анастасия Степановна вышла замуж за Крекова Николая Ивановича из Николо-Погоста. Жили они в доме свекра, Ивана Васильевича, в переулке, в деревянном двухэтаж­ном доме на втором этаже. Степан Александрович помог дочери строить в Николо-Погосте дом. Перед войной Анастасия Степа­новна и Николай Иванович с двумя детьми перешли жить в свой новый дом.

Дочь Татьяна Степановна работала в Балахне телефонист­кой. Вышла замуж за военного летчика. С переводом воинской части в Москву жила с мужем в Домодедове.

Подшиваловы из Сельца, можно сказать, никогда не сидели без дела, были рыбаками, плотниками, работящими, крепкими семьянинами.

ИСТОРИЯ СЕМЬИ ЧЕРНАВИНЫХ

На рубеже XIX —XX веков в старинном именитом селе Николо-Погост проживали кустари, портные, сапожники, жес­тянщики, плотники, веревочники, каменщики, крестьяне, цер­ковные служители, кузнецы, волгари, баржевики, торговцы.

Чернавины, коренные жители села, были торговцами — имели свою бакалейную лавку.

Старожилы говорят: «Без Чернавиных Нет Погоста». Жива еще у сельчан добрая память о них. Чернавиных в Погосте давно нет, а вот дом их в Набережном переулке, что выходит на угор, сохранился. Он стоит рядом с домом В. И. Крекова. Однако узнать его почти невозможно: дом обветшал, осел, покосился и перестроен жильцами. Многим семьям пришлось жить в этом доме за последние 70 лет.

В начале века дом Чернавиных был двухэтажный деревян­ный. Вверху располагалась одна комната, внизу — бакалейная лавка (справа), сени и «низ» (кухня, она же столовая). Над вторым этажом дома, наверху, был мезонин.

Хозяин лавки, глава семьи — Александр Петрович (1878 г. р.) — был высокого роста, стройный, крепкий, с черными волосами и рыжей бородкой. Бакалейная лавка досталась ему по наследству от отца, Петра Ивановича. Он торговал сахаром, конфетами, крупами, мукой, рыбой, мясом (закупал скот и забивал его на своей бойне), а также керосином. Сохранился бумажный пакет с надписью:

«Мучная, рыбная и бакалейная торговля П. И. Чернавина в селе Н.-Погосте».

Женился Александр Петрович на девушке из Балахны. Наталья Федоровна была помоложе мужа (1881 г. р.), среднего роста, стройная, с густыми русыми волосами, по характеру добрая, степенная. Она была хорошей хозяйкой, сама выполняла все дела по дому и хозяйству. Состоятельные родители дали ей хорошее воспитание и привили любовь к труду.

Семья у Александра Петровича Чернавина была боль­шая. Дети: Александра (1901 — 1983), Петр (1906 —70-е), Нина (1912 г. р.), Екатерина (1914—1976), Николай (умер 9 лет), Александр (1921 г. р., погиб 22 мая 1942 г. на Украине), и пяте­ро детей умерли маленькими.

Отец Александра Петровича, Петр Иванович, в молодости был водоливом на барже. Вместе с ним работал и его брат Николай. (В доме Николая Ивановича теперь живет П. И. Ду­рашин). Потом Петр Иванович занялся торговлей в своей лавке. Многое повидал он за свою долгую жизнь. Недаром родствен­ники, особенно внучата, с интересом слушали рассказы о приключениях деда.

Петр Иванович был среднего роста, полный, подвижный, покладистый, добрый, очень любил внучат. Он помогал сыну во многих делах: плотничал, пилил дрова, зимой подшивал вален­ки для семьи, летом делал красивые деревянные лопаточки для варки варенья, непрестанно хлопотал по хозяйству.

Какое-то время Петр Иванович пил. Его жена, Евдокия Дмитриевна, уговорила мужа сходить в Пуреховскую церковь к животворящему кресту. Он согласился. Шли пешком. В дороге в каждом кабаке Евдокия Дмитриевна давала мужу денег на чекушку. Возвратясь из Пуреха, Петр Иванович дал обет не пить и действительно больше не пил. Он неплохо играл на гармошке. Внучата любили своего деда. А умер он на глазах внучки Нины в 1924 году. Когда ему стало совсем плохо, дед попросил внучку позвать жену. Он только сказал ей: «Дуня, у меня что-то оторвалось» — и умер.

Евдокия Дмитриевна (1852 г. р.) — энергичная, подвижная, строгая по характеру женщина, была хорошей хозяйкой, очень хорошо и вкусно готовила. Даже в голодные 1918—1921 годы она умудрялась печь вкусные пироги из ржаной муки с пареной брюквой. А какие пироги были с плетками (щавелем) с лугов!

За столом вся семья хлебала из одного блюда деревянными ложками. По утрам дети выпивали по кружке молока. Завтра­кали все вместе. Прежде чем сесть за стол, следовало помолиться. Детей за чавканье отец щелкал по лбу ложкой. Пили чай с маленькими кубиками черного хлеба (обмакивали кубики в сладкой воде и подсушивали в печке на противне).

Хозяйство Чернавиных было крепкое, трудились они с утра до темноты. Их огород располагался за домом, «на задах», а сад — у дома.

Раньше всех вставали взрослые. Весной и детей поднимали пораньше на разброску навоза. Старшая дочь, Александра, пахала плугом, а Александр Петрович сам сеял в поле. Полосы Чернавиных выделялись из всех других, так как засевались, как правило, отборными семенами. В их хозяйстве были лошадь, одна-две коровы, овцы, свинья, куры. Дети как-то одну овцу приучили к конфетам, а лошадь — к сахару.

Летом ребята пололи грядки в огороде по заданию бабушки. За это она их отпускала купаться на озеро. Зимой они отгребали, убирали снег, приносили дрова для печки. Приходилось вы­возить на санках дрова из леса и подобранное от стогов в лугах сено.

Некрашеный пол на кухне мыли дресвой — колотым, толче­ным кирпичом. Спали четверо малых детей на полу, и им мать поочередно грела зимой подушки у изразцовой печи. Старшие дети спали на кроватях.

Всем в семье, особенно ребятам, нравились праздники. В Крещение все жители села и окрестных деревень шли на озеро к проруби на молебен, а потом некоторые смельчаки в ней купались; другие, вернувшись с озера, обливались крещенской водой во дворе дома или в огороде.

В Масленицу по селу с утра до вечера катались на санках. Приезжали и из деревень. Лошади были украшены лентами, цветами. Собиралось множество народу, а вечером на другой стороне озера разводили большой костер и выкрикивали новости села.

Детям в семье отмечали не дни рождения, как в наше время, а дни ангелов, дарили им по серебряному рублю.

Строго соблюдались посты. Для детей тоже не было исклю­чений. В Прощеное воскресенье, перед Великим постом, прихо­дили старшая дочь, Александра Александровна, с мужем, Петром Дмитриевичем Богдановым, к родителям, становились на колени перед ними и просили прощения.

Александра Александровна и Петр Дмириевич пели в цер­ковном хоре. Регентом был А. И. Маликин. Спевки проводили под колокольней, а детям разрешали на печке (помещение отапливалось) слушать хоровое пение. Во время Великого поста, в Страстной четверг, когда читают «Двенадцать Евангелий», Петр Дмитриевич пел своим красивым голосом молитву «Раз­бойника благоразумнаго». Нищих тогда было немало, им в милостыне не отказывали, хотя большинство сельчан жили скромно.

Великое торжество проходило в день Пасхи. Вся церковь, ограда, особенно колокольня, были в огнях. На колокольне, в круглых окошках под куполом, прихожане махали факелами, а во всех пролетах горели огни — плошки со смолой и льняным отрепьем. Гремели залпы фейерверков. Волга весной в то время разливалась до горы, и по воде праздничный шум разносился на большое расстояние. Естественно, в подготовке к празднику принимали участие и Чернавины. В этот день завтракали очень рано, потом взрослые ложились отдыхать, а дети шли катать на улице яйца. После поста было все, как никогда, вкусно!

В Троицу старшие девочки ходили в луга за незабудками. В церкви часто совершались молебны. Несколько раз из Городца приносили икону Божией Матери. Дети бежали встречать ее в Старцево, а жители Погоста выходили на улицу. Эта процессия, крестный ход, молебен превращались в большой духовный праздник.

Вечерами по шихану (горе, угору) по направлению к деревне ГЦекино гуляла молодежь — это было любимое место отдыха сельчан. Внизу — заливные луга, разлив Волги, шум воды. Красота!

Чернавины выписывали и читали журналы «Нива» и «Жи­вописное обозрение». В доме было немало книг. Наталья Федоровна в основном читала церковные книги.

Все сельские дети были приучены здороваться со старшими. В семье Чернавиных не были приняты ссоры как между детьми, так и с соседями. Спорные вопросы, как правило, разрешались мирно.

Дети играли самодельными игрушками, обычно их делали из бумаги, а куклы шили из тряпок. В 1917—1925 годах в Погост приехало много татар. Одна татарка, тетя Саша, нашила для чернавинских девочек кукол из тряпок и научила их этому ремеслу. Запомнились похороны тети Саши на горе под сосен­ками и по направлению к Петрушину. В нишу, подкоп в моги­ле, положили тело покойной, обернутое в белую ткань, без гроба.

Немалым спросом пользовались в Погосте веревки. За стро­ениями Чернавиных, на задах, дед Михаил Ковровский в сарае плел их. Детей очень интересовала его работа, они часто заходили к нему и помогали.

Александр Петрович Чернавин, крепкий, хваткий хозяин, не любил сидеть сложа руки. Он ездил за товаром, выезжал с ним на базары. Торговал в основном с сыном Петром. Александр Петрович своим покупателям отпускал товар и в долг, записывал все в специальную книжицу. Покупатели с ним потом распла­чивались.

В местном озере водилось в те годы много рыбы. Александр Петрович ставил «морды» — плетенные из прутьев продолгова­тые корзины. В доме готовили щучью икру, ели ее с подсолнеч­ным маслом, а не с льняным, которое было в обиходе. Ловил он в этом озере и раков.

А.   П. Чернавин был добрым человеком. В трудные моменты он всегда приходил на помощь людям. Так, священник, отец Петр Листов, помешавшись разумом, избил гирей своих сыновей, Колю и Алешу, и их надо было срочно везти в больницу. Соседи прибежали к Александру Петровичу, попросили его, и он тут же отвез ребят. Отец Петр потом повесился.

Был и такой случай, когда Александр Петрович достал утонувшего в озере мальчика. Для определения места его нахождения сначала опустили в воду горшок с ладаном, а потом Александр Петрович нырнул и вытащил тело утонувшего.

И на учебу в Городец он, бывало, отвозил на лошадях не только своих детей, но и других ребят из села.

У Чернавиных всегда был полон погреб продуктов и овощей, заготовленных впрок: картошки, капусты, соленых огурцов, квашеной капусты, моченых яблок с брусникой, соленых грибов, свеклы, брюквы. На кухне под лавками хранились тыквы.

В 1917—1923 годах Александр Петрович зимой на санках привозил из Балахны, из больших колодцев у лесопилки, соленую воду, а дома в больших железных тазах выпаривал ее, и получалась соль «балахонка», которую меняли на хлеб, зерно, спускаясь на лодке вниз по Волге.

А.   П. Чернавин со своим братом каждую весну, во время разлива Волги, ловили бревна на дрова. Иногда он на лодке под парусом вместе со старшими детьми совершал прогулки до Городца. Это было для всех настоящим праздником!

Хозяйка дома, Наталья Федоровна, была скромной, стара­лась никого не осуждать. Однажды соседка стала рассказывать ей о непристойном поведении одной девушки. Наталья Федоров­на ей ответила: «У тебя четыре дочери, у меня — три, какими они будут — трудно сказать...» Муж относился к ней внимательно, привозил ей всегда гостинцы, в том числе и любимые ею Горо­децкие пряники, коврижки.

Наталья Федоровна плела кружева на коклюшках. Этому искусству она научилась от матери в Балахне. Уже в двенадцать лет она плела кружева как взрослая и заработала себе на шубу.

Умело она управлялась в своем хозяйстве. Много было стирки у Натальи Федоровны от большой семьи. Белье сначала простирывала в корыте, потом отбеливала в кадке с золой при помощи кипятка, разогретых камней-булыжников и железных плиток. Сушила на чердаке, летом — в саду, огороде. Гладила белье катками с валиком, а иногда и утюгом на углях.

В 1928 году А. П. Чернавин был признан «лишенцем». Постановлением николо-погостинской сельской избирательной комиссии Чернавин Александр Петрович лишился избиратель­ных прав как бывший торговец.

25 июня 1930 года он направил прошение в Нижегородский окружной исполком: «Я с 1923 по 1927 г. торговал на основании удостоверения общества граждан Н.-Погоста личным трудом, без найма рабочих рук, своей семьей. С мая по 17 августа 1927 г. был заведующим балахнинской скотобойней, с 26 августа 1927 г. по 20 марта 1929 г. — зав. рабочим отделением Балахнинской ЦРК, с 1 мая по 9 декабря 1929 г. — ответственным продавцом мясного отделения Николо-Погостинского потребительского общества, с 1 февраля по 3 апреля 1930 г. работал в Балахнинском лесниче­стве, с апреля 1930 г. — рабочим на торфоразработках в Чернораменке. Выполнял и общественную работу в пожарной службе. Теперь состою на бирже труда под № 20555.

Работая в государственных и кооперативной организациях в течение трех лет, я добросовестно относился к своим обязанно­стям, не имел никаких замечаний и жалоб, не говоря уже о проступках. Не судился, под следствием не был, налоги платил и плачу аккуратно, подрывной деятельностью не занимался. Прошу восстановить меня в избирательных правах.

Проситель Чернавин»

Жалобы и прошения А. П. Чернавин направлял в Балахнин- скую спецкомиссию по пересмотру списков и жалоб лишенных избирательных прав.

Из постановления заседания Балахнинской спецкомиссии: «А. П. Чернавин являлся крупным торговцем до 1927 г. Лишен избирательных прав как бывший торговец. Постановле­ние Н.-Погостинского с/совета подтвердить и в просьбе отка­зать».

Последнее прошение А. П. Чернавин послал в Нижкрайиз- бирком в ноябре 1930 года. Вот каким был ответ: «Выписка из протокола № 21 заседания Нижкрайизбиркома от 18 ноября 1930 года: Чернавину в предоставлении избирательных прав отказать».

Сын А. П. Чернавина, Петр Александрович, торговавший с отцом, был восстановлен в избирательных правах в июле 1930 года.

Заседание комиссии по рассмотрению жалоб лишенных избирательных прав при президиуме Нижегородского окружно­го исполкома от 9 июля 1930 года постановило: «Принимая во внимание, что Чернавин П. А. с женой (Клюевой Марией Александровной) проживает в хозяйстве своего отца-лишенца, но в материальной зависимости от него не находится, так как с 15 марта 1926 г. работает по найму, решение районной спецко­миссии от 15.04.30 г. отменить и П. А. Чернавина с женой в избирательных правах восстановить».

В 1931 году А. П. Чернавин был раскулачен как бывший торговец.

Александр Петрович, его жена Наталья Федоровна и их младший сын Александр (1921 г. р.) были высланы на Урал, а двух дочерей, Нину и Екатерину, с родителями не отправили, оставили в Нижнем Новгороде на Ромодановском вокзале. Уполномоченные по отправке эшелона приказали Александру Петровичу вещи дочерей выставить на перрон. Так они вернулись одни домой, в Погост.

Жили ссыльные на Урале в землянке. Наталья Федоровна вскоре заболела и умерла от скоротечной чахотки, там и похоронена. Сыну Александру было разрешено вернуться в

Погост. В первые же дни Великой Отечественной войны он был взят на фронт. 22 мая 1942 года Александр погиб на Украине.

Вернувшись с Урала, Александр Петрович работал в Балахне в Чернораменском торфотресте.

Умер он в 1940 году. Похоронен в Николо-Погосте.

Какова же вина Александра Петровича Чернавина перед советской властью, за что он и его семья так пострадали? Никакого преступления он не совершил, не был вором, грабите­лем, преступником, на содержание семьи зарабатывал своим умом и трудом.

Прошло с той поры много лет. Александр Петрович Чернавин реабилитирован посмертно в 1989 году.

Торговцами в Николо-Погосте были: Шиковы, Д. Мохов, Чернигин, Червяков, Гурины, Максимычевы, А. П. Шалявин, К. И. Осинин, П. Ф. Матвеичев, А. Я. Мохова, Е. Соколова, Л. Шадрина, И. М. Осинин и др.

 

Преображение

Новости Русской Православной Церкви



 
   

Храмовый ансамбль с. Николо-Погост

Наши друзья

 

 

 

 
     
Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери с.Николо-Погост Городецкого района, Нижегородской области.
Русская Православная Церковь, Московский Патриархат, Нижегородская митрополия, Городецкая епархия
Разработано: www.aliceart.ru Сайты Нижнем Новгороде под ключ.
   
Яндекс.Метрика