Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери с.Николо-Погост Городецкого района, Нижегородской области.


 

Поиск по сайту

Приглашаем псаломщицу

Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери в селе Николо-Погост приглашает псаломщицу на постоянную работу.

Все справки у настоятеля храма иеромонаха Андрея (Кочетова).

Номер телефона: 8-929-049-07-77

Православный календарь

Крещение детей

Внимание! Все, кто желает крестить своих детей, предлагается заполнить опросный листок (будущим крестным родителям) и отправить документ на нашу электронную почту: radosti-zisni@yandex.ru

Скачать опросный листок можно здесь

Подробнее об ответственности крестных и родителей по ссылке

Заказ сорокоуста

Не забудьте указать имя в форме Яндекса!

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001775518019  
( Храм с.Николо-Погост )
 
+ Николо-Погост. Книга 1 КРЕСТЬЯНЕ ДЕРЕВЕНЬ ВСЕГДА ТРУДИЛИСЬ
КРЕСТЬЯНЕ ДЕРЕВЕНЬ ВСЕГДА ТРУДИЛИСЬ | Печать |  E-mail

Крестьяне деревень Буйной, Суздалево, Бакунине, Савино и других занимались выращиванием льна. Они сами обрабаты­вали этот лен, делали из него волокно, из которого пряли нити — пряжу, а потом зимой женщины ткали из нее льняное полотно — новины. В марте это полотно раскладывали на твердый снег — наст, под ярким весенним солнцем оно хорошо отбеливалось. Зимой женщины занимались также плетением кружев, ткали на деревянных станах полога — половики или дорожки на пол.

В Буйной мужчины плотничали, строили баржи. Михаил Васильевич Буянов был подрядчиком у городецкого купца. Его сын Александр Михайлович работал вместе с отцом. Пос­ле революции они ездили на зиму в Сибирь и там тоже плотни­чали.

В Бакунине у некоторых крестьян (например, у Александра Павловича Шалявина) были свои бойни. Скот закупали, заби­вали его и торговали мясом. Скупщиком мяса и торговцем его (имел собственную лавку) был, например, Дмитрий Максимы- чев. Торговал мясом и Иван Михайлович Осинин.

В деревне Савино крестьяне добывали глину, ставили печи для обжига и изготовляли кирпич. Недаром здесь многие дома каменные или полукаменные (у Чиклимовых, Дунаевых, Коря- гиных и др.).

Все крестьяне трудились в поте лица и день и ночь, из года в год.

МАСТЕР НИЖЕГОРОДСКОЙ РЕЗЬБЫ ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ КОПАЛКИН[1]

Узнать имя мастера-резчика можно достоверно лишь в том случае, когда оно указано на архитектурной детали. Часто из- за отсутствия места «подпись» вырезалась сокращенно или ставились только инициалы. Лишь высокое мастерство и особый творческий почерк давали строителю право оставлять свое имя на построенном им доме. Хозяева гордились тем, что их дом строил лучший мастер в округе. Подпись являлась как бы знаком высокого качества крестьянской избы.

Те, чьи имена увековечены на народном жилище, занимались не только резьбой, они были руководителями артелей, мастерами «первой руки», выполнявшими наиболее ответственные работы: рубили углы срубов, вставляли оконные и дверные косяки, делали лавки, наличники, резали орнамент на досках. Работы талантливых и одаренных мастеров служили образцом для подражания, а их индивидуальные творческие находки в резуль­тате многократного повторения другими строителями станови­лись традиционными, создавая определенные «школы» в отдель­ных районах, пополняли народный опыт.

В деревне Савино, что на левом берегу Волги, в 7 километрах от Николо-Погоста, стоит дом, датированный 1893 годом и с «подписью» мастера. «Мастеръ Василей Копалки» — четко выведено прорезью на подоконье большого окна сеней. В соседней деревне Сысово есть дом Н. А. Касьянова, построенный тем же мастером. Об этом говорит надпись: «1893 года М. Копал.» Обе избы представляют собой один и тот же тип двухэтажного пятистенка с трехоконным главным фасадом и фронтоном. В других соседних деревнях имеются постройки этого мастера с вырезанным «автографом» — это дома В. Д. Гончарова в д. Ко­валеве (без даты), М. С. Буяракова в д. Шепилово («1893 года» «мастеръ Василей Копалкин»), дом в Больших Сухаренках («1888 года»), два дома в Конопляново: А. И. Варичевой («1882») и Е. Н. Гудковой («1897»).

А в деревне Журавлево сохранился и собственный дом мастера, построенный им в начале XX века, в котором и сейчас живут его потомки.

Таким образом, сохранившиеся семь домов, построенные и украшенные В. Ф. Копалкиным и относящиеся к 80 —90-м годам XIX века, периоду наивысшего расцвета таланта резчика, дают возможность составить представление о 15-летнем отрезке его творческого пути (1882 — 1897).

Мастер Висилий Федорович Копалкин был небольшого роста, очень жизнерадостный, энергичный человек. Он постоян­но путешествовал. «Бывало, за 50 верст хаживал, чтобы посмот­реть резьбу на доме каком, и сразу на бумагу клал узор или куклу какую новую, а то и продать хозяев просил налишник». Точной даты рождения В. Ф. Копалкина его внук, Павел Никандрович Копалкин, не знает, но умер он в 30-е годы лет восьмидесяти.

80-е годы XIX века — переходный период в развитии народ­ного зодчества городецкого Заволжья. Старые традиции середи­ны века постепенно утрачиваются, высокое искусство глухой резьбы вытесняется более легкой в изготовлении моделированной пропиловкой. Меняется и композиция домов: строят более «модные» дома, у которых двухскатная крыша перекрывает выходящие на главный фасад сени — веранду или крыльцо. Шире применяется тесовая обшивка сруба; характерные для карнизов изображения птиц-пав, львов, фараонок становятся элементом наличников, украшая их очелья.

В избах, построенных Копалкиным в 1880—1890 годах, заметно смешение различных элементов. Основные из них — наличники окон — резались мастером «первой руки» Василием Ко-палкиным, а другие — пропильная резьба на угловых столбах и по карнизам — его помощниками. Композиция наличников «красных» и светелочных окон, сказочные персонажи и необыч­ная техника глухой резьбы, мастерство исполнения свидетель­ствуют о том, что это произведения мастера, за плечами которого не одно построенное сооружение, и творческое лицо которого сложилось еще в период широкого использования барельефной резьбы.

Как пример архитектурного решения, раскрывающего инди­видуальный почерк В. Ф. Копалкина, можно привести наиболее законченный, совершенный и характерный для его творчества дом Н. А. Касьянова в деревне Сысово. Он обращен узким фасадом к улице. Двухэтажный сруб с примыкающими к нему с севера тесовыми сенями, крыльцом и верандой над ним завершен большим фронтоном. Гладкие карнизы украшает несложная полоска пропильной порезки. На тесовой обшивке — большое светличное окно с витыми колонками, фронтончиком и барельефной резьбой на деталях. Обшитые досками углы сруба с пришитыми к ним пропильными узорами выделяют главную часть фасада, где размещены три окна на первом и втором этажах. Большие наличники со ставнями украшены по карни­зам, очельям и подоконьям рельефной резьбой с прорезью.

Веранда на втором этаже освещается двумя широкими окнами с мелким рисунком переплета. Пространство крыльца украшает колонка с капителью из листиков, поддерживающая угол веранды. С наличником волоковое окно — традиционного ри­сунка. На южном фасаде дома — второе крыльцо и наличники окон зимней избы с резьбой и изображениями.

В построенных В. Ф. Копалкиным домах поражает разнооб­разие декоративных форм, необычность сюжетов, яркая индиви­дуальность в трактовке образов. Из более чем двадцати налич­ников на домах в Савине и Сысове ни один не повторяется. Красивы и изящны светелочные окна на фронтонах. Светелочное окно дома А. И. Варичевой из Коноплянова выполнено в тради­ции городецкой домовой резьбы второй половины XIX века. Верхняя и нижняя части окна соединены четырьмя витыми колонками. Окно имеет симметричное расположение сюжетов: вверху, в центре — двухглавый орел, окруженный по бокам двумя львами. На нижней части окна, по краям — два сим­метрично расположенных льва с вытянутыми мордами и за­крученными хвостами. Только в центре вписана дата резьбы: «1882 года».

На светелочном окне дома в Больших Сухаренках в ниж­ней части между изображениями двух львов вписана дата: «1888 года».

В 90-х годах появляются новые сюжеты. На доме И. А. Коряги- на в подоконье вырезаны обращенные друг к другу два дракона с закрученными хвостами, пожирающие змей, а в верхней части окна дома Н. А. Касьянова — трехглавый дракон с головами, повернутыми к хвосту. Впервые этот сюжет мастер разместил на очелье наличника в Сухаренках (1888 г.) среди фараонок, львов, пав-птиц. Общая композиция наличников, изображение драконов, фараонок с двойным хвостом, одинаковый рису­нок деталей и резьбы, сходство цифр и букв дают основание считать, что работу Копалкин выполнял в начале 90-х годов XIX века.

Изображения и сюжеты на наличниках Копалкина: 1) тра­диционные, разработанные в местном зодчестве; 2) заимствован­ные из окружающей жизни изображения зверей, птиц; 3) сюжеты из русских сказок; 4) фантастические сюжеты, впервые приме­ненные.

В трактовке традиционных сюжетов мастер окрашивает изображение грозных зверей присущим ему юмором и добродуш­ной усмешкой. Выразительны львы на доме Корягиных. Полулежащий лев с хвостом, обвитым вокруг тела, поднял голову и смотрит на нас. Завитки гривы окружают круглую добродушную морду зверя. С другого наличника злобно оскалил пасть приподнявшийся, опустивший голову, готовый к прыжку лев. Грива его стелется по шее, хвост бьет по телу. На подоконье вырезаны два обращенные друг к другу мордами, смотрящие на зрителя в упор, улыбающиеся молодые львята, похожие на котят.

Копалкин часто пользуется образом загадочного зверя — полуконь, полулев — с лапами и хвостом льва, но с головой и гривой лошади. Двух коней, симметрично расположенных, можно видеть у светелочного окна на карнизе и подоконной доске. Зверь полулежит в тесном пространстве картины. Коро­тенькое тело, более длинные ноги, гордо повернутая длинная шея скачущего коня (то есть традиционное решение и совсем реалис­тичный образ).

Круглое девичье лицо с широко раскрытыми наивными глазами, вскинутыми бровями, маленький улыбающийся ротик, крутые локоны непокрытых или с кокошником вьющихся волос — фараонки на наличниках Василия Копалкина. На подоконье дома из деревни Сысово взирают на нас с резной доски две обращенные друг к другу русалочки без рук.

Подоконные доски наличников первого этажа в доме И. А. Корягина заполняют птицы-павы, на средних окнах дома

Н.   А. Касьянова на обоих этажах они основной сюжет резьбы. Приготовившиеся к битве птицы с обращенными друг к другу раскрытыми клювами и лапами, яростно поднявшие крылья — новая трактовка образа. Сценка эта из жизни: не райские птицы готовятся к бою, а рассерженные курицы готовы подраться из- за найденного зерна. Среди сюжетов из жизни кроме курочек и петушков в очелье одного из окон в доме из д. Сысово видно бегущего по травам испуганного зайца.

Другая сюжетная группа имеет связь с русской сказкой. На очелье наличника дома в д. Сухаренки изображены поясные портреты трех крестьянских девушек («Три девицы под ок­ном...»). Над окном дома в д. Савино трехглавый Змей Горыныч грозно шипит, полыхая пламенем. На доме Н. А. Касьянова (д. Сысово) тот же зверь в минуту отдыха лежит и спокойно смотрит по сторонам, пожирая змей. Там же, на наличнике, мастер изобразил Елену Прекрасную на Сером волке. На другом — девицу-красавицу у окошка в окружении петушков («Царь с царицею простился...»).

Дракон — часто встречающийся образ у В. Ф. Копалкина. Им он украшает и очелье наличников, и подоконье, и светелоч­ные окна. Дракон полон движения, борется со змеей, которую схватил лапами и пожирает огромной пастью. Мощное тело, свившееся кольцами, заканчивается змеиным хвостом с утолще­нием. В очелье больших окон, на фризе светелочного наличника Корягиных мастер изобразил не птиц и не змей. Веретенообраз­ное тонкое тело с двумя лапами и хвостом, загнутым к голове; змеиная голова с языком, оканчивающаяся спиралью, повернута к хвосту. Это звери вроде древних ящеров. На одном из очелий дома в Сухаренках вырезан дракон с повернутой назад головой. Изображение напоминает драконов на белокаменной резьбе средневековой Руси. В мифологии дракон связывался с плодо­родием и водой, считался покровителем сокровищ. Это образ и водной стихии. Как воплощение положительного начала, даю­щего людям воду и богатство, дракон встречается в декоративном искусстве на Руси в отделке храмов.

Другой необычный сюжет — берегиня-фараонка с двумя симметрично расходящимися рыбьими телами. Подобный прием раздвоения туловища льва применен на северном фасаде Дмит­риевского собора во Владимире (1194 — 1197 гг.).

Интересен сюжет Копалкина в очелье и на подоконье налич­ников — птицы у древа-цветка разместились симметрично с двух сторон, смотрят на цветок или отвернулись от него. И этому изображению встречаются аналоги в белокаменном кружеве Дмитриевского собора. На западном фасаде высечен рельеф в виде двух птиц у древа-цветка. Древний мотив изображал символ плодородия, идею жизни, роста.

Удивительна связь фантастических сюжетов В. Ф. Копалкина с белокаменной резьбой во владимиро-суздальских храмах XII — XIII веков. Не исключено и прямое заимствование сюжетов, если мастеру пришлось повидать владимиро-суздальские святыни.


[1] Материал подготовлен на основе работы В. А. Горячева из сборника «Запискикраеведов» (Горький, 1988).

 

Новости Русской Православной Церкви



 
   

Храмовый ансамбль с. Николо-Погост

Наши друзья

 

 

 

 
     
Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери с.Николо-Погост Городецкого района, Нижегородской области.
Русская Православная Церковь, Московский Патриархат, Нижегородская митрополия, Городецкая епархия
Разработано: www.aliceart.ru Сайты Нижнем Новгороде под ключ.
   
Яндекс.Метрика