Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери с.Николо-Погост Городецкого района, Нижегородской области.


 

Поиск по сайту

Приглашаем псаломщицу

Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери в селе Николо-Погост приглашает псаломщицу на постоянную работу.

Все справки у настоятеля храма иеромонаха Андрея (Кочетова).

Номер телефона: 8-929-049-07-77

Православный календарь

Крещение детей

Внимание! Все, кто желает крестить своих детей, предлагается заполнить опросный листок (будущим крестным родителям) и отправить документ на нашу электронную почту: radosti-zisni@yandex.ru

Скачать опросный листок можно здесь

Подробнее об ответственности крестных и родителей по ссылке

Заказ сорокоуста

Не забудьте указать имя в форме Яндекса!

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001775518019  
( Храм с.Николо-Погост )
 
+ Николо-Погост. Книга 1 О ЖИЗНИ КРЕПОСТНЫХ КРЕСТЬЯН ПЕРЕД ОТМЕНОЙ КРЕПОСТНОГО ПРАВА
О ЖИЗНИ КРЕПОСТНЫХ КРЕСТЬЯН ПЕРЕД ОТМЕНОЙ КРЕПОСТНОГО ПРАВА | Печать |  E-mail

Мина Анкудинов (отец)

Кузьма

Нефед

 

Федор

Григорий

Сергей

Андрей

Иван

Петр

Иван

О ЖИЗНИ КРЕПОСТНЫХ КРЕСТЬЯН ПЕРЕД ОТМЕНОЙ КРЕПОСТНОГО ПРАВА

В 1852 году широко раскинувшийся по Волге и Оке Балах- нинский уезд делили на имения и родовые земли более 200 по­мещиков. Из них 23 были князьями.

Старый хозяин николо-погостинской вотчины, состоящей из села Николо-Погост с деревнями, генерал от кавалерии князь Николай Репнин умер в мае 1845 года. Прямым наследником его стал сын — князь Василий Репнин. В наследство он получил вотчину с 1500 душами. Кроме того, у него насчитывалось 3500 душ в Костромской, Полтавской и Московской губерниях. Заведуя Азиатским отделом Министерства иностранных дел, Василий Репнин мало интересовался делами своих имений.

Красота и приволье левобережья Волги, раскинувшиеся по высокому берету деревеньки привлекали многих помещиков. В Николо-Погосте находилась усадьба князей Барятинских — большой тесовый дом, сараи с берлинами и 4 десятины земли, а также имение графини Надежды Стенбок-Фермор с крепостны­ми крестьянами Кирюшинской волости в количестве 150 душ.

«Деревня Сельцо, а в ней 14 дворов крестьянских, да 3 двора бобыльских, да 4 двора пустых. Пашни пахотные — 32 четверти (30 четвертей =15 десятинам. — Г. К.), да пашни же перелогом и лесом поросло 40 четвертей в поле. Земля добра. Сено по луговине — 40 копен».

В этой деревне жил крепостной крестьянин «Кондрашка Иванов сын Шильнев. У него дети Васька, Потапко, Сережка, дочь Настасья, жена Устинья, длина двора его и с огородом 30 сажен, поперек — 7 сажен, тягла платит с мортки князю

В.   Репнину». Деревня Сельцо, где жил Кондратий Шильнев, была небольшая, окруженная вязами, между которыми кое-где пробивались молоденькие березки. В деревне стояла невысокая деревянная церковь, было два мучных лабаза да один «царев» кабак.

Трудная жизнь была у Кондратия — голодал и перебивался как мог. Соберет хлеб, продаст немного, чтобы уплатить подати, а сам живет на оставшийся, которого едва хватало до Масленицы. А дальше нужно было идти по займам в счет будущих хлеба и работ. Так и вертелся круглый год.

Солнце было на закате, когда Кондрат вернулся домой с помещичьего поля, что раскинулось до деревни Фаладово. Жена Устинья кормила грудью младшенького. Старшенькие, Потапко да Сережка, в холщовых рубашонках, без штанов, стоя на коленках, быстро, с жадностью хлебали что-то ложками из деревянной чашки, стоявшей на скамейке.

Угрюмо посмотрел Кондрат на своего меньшого, Васют- ку, —мальчонка был тощим, слабеньким, с худенькими бледны­ми ручками и ножонками.

Настя, дочь на выданье, еще не вернулась с усадьбы Барятинских, где она ухаживала за старухой, бывшей управля­ющей, а теперь сторожихой княжеской усадьбы.

Кондрат тяжело вздохнул и молча сел на сундук казанской работы. В сундуке было все богатство семьи: кусок свернутого в трубку домотканого полотна, два сарафана, разноцветные бусы, маленькое зеркальце, вышитое полотенце, две юбки, кафтан из сукна, кофта со сборками сзади и кусок яичного мыла.

Устинья достала из печи чугунок пустых щей — все, что составляло ужин этой большой семьи.

Но сегодня это не особенно огорчило Кондрата. Наконец-то управляющий князя Репнина позволил ему отлучиться на две недели для постройки деревянного моста балочной конструкции на реке Парашке по Костромскому тракту.

Со строительства этого моста вернулся Кондратий домой, заработав полтину денег да поношенные лапти, что отдал ему, умирая от чахотки, бакунинский крестьянин Илюшка Селез­нев.

Беда ходит по пятам за мужиком. В сильный дождь, когда вода в У золе поднялась и вышла из берегов, река унесла мост. Кроме этого, разливом снесло много плотин на мельницах, потопило у крестьян немало стогов сена.

Положение крепостных, и без того тяжелое, из года в год ухудшалось. А помещики не торопились давать вольную. Однако нужда и голод поджимали мужика.

Единственное, что еще держало его в повиновении, — это слух об отмене крепостного права. Сам царь Александр II решился наконец предпринять путешествие по России для агитации дворянства за освобождение крестьян. Намечал он посетить и Ни-жегородскую губернию, губернатором которой был бывший декабрист А. Н. Муравьев. В свите путешествующего царя находился и князь Репнин. На вопрос императора о положении крестьян его имения Репнин ответил кратко: «Население уезда никогда не обеспечивается местным урожаем хлеба, главной поддержкою его служат местные заработки и отхожие промыслы».

Прибыв на два дня с царской свитой в Нижний Новгород, князь Репнин незамедлительно выехал в свое имение Николо- Погост.

К 7 часам вечера на встречу с ним в имение прибыли уездный предводитель дворянства Гриневич, уездный врач Николай Ливанов, воинский начальник Лампа-Старженецкий, бригад­ный генерал Витторф.

Жена Репнина, флейлина ее императорского величества, Елизавета Балабина, дочь небезызвестного генерал-лейтенанта, с радушием гостеприимной хозяйки принимала визитеров, уго­щая их первоклассным бордоским красным вином.

Обсуждался вопрос об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Однако, несмотря на всю серьезность положения, на вопиющую нужду, царившую всюду, эти влиятельные и именитые люди крайне легкомысленно отнеслись к происходя­щему.

Стало темнеть, когда слуга неожиданно доложил о сходе у конторы 200 крестьян.

Бурмистр Пяткин, дрожа от страха, сообщил князю Репнину, чего требуют крестьяне: недоимку с них не взимать, а заменить оную экономической суммой, имеющейся в вотчинной конторе, отменить телесные наказания и убрать управляющего, который совсем обнаглел и, отбросив всякий стыд, берет с крестьян солидные куши за освобождение от рекрутского набора. Среди крестьян особенно усердно выдвигал требования Кондрат Шиль- нев, доведенный до нищенского состояния.

Начальство Крестьян выслушало, однако стихийный бунт был разогнан взводом солдат, и по приказу генерала Витторфа Кондрат Шильнев получил в назидание другим 100 палок.

Волнения крестьян прокатились по всей губернии, и в присутствии даря нижегородский губернатор А. Н. Муравьев от имени дворян губернии первым в России высказался за освобож­дение крестьян от крепостной зависимости.

НИКОЛО-ПОГОСТ В XIX—XX ВЕКАХ

Как в старину седую, так и ныне Мы гордо произносим, словно тост, Твое незабываемое имя. Старинный именитый наш Погост!

В середине XIX века село Николо-Погост делилось на две части: Николу (или Погост) и Кулаково (или Кулаковскую слободу). Село начиналось с Кулаковской слободы.

По словарю С. И. Ожегова, слово «слобода» до отмены крепостного права в России означало большое село с некрепост­ным населением. Большая советская энциклопедия дает такое толкование этого термина: слобода — отдельное поселение, квар­тал на государственной или частновладельческой земле, населе­ние которых пользовалось временным освобождением от уплаты налогов и других повинностей, то есть льготами.

По рассказам жителей, в Кулаковской слободе жили беззе­мельные крестьяне. Это были, как правило, волгари, матросы, водоливы, штурвальные, бурлаки, капитаны, ремесленники, плотники, подрядчики, пастухи.

Свои дома приезжие крестьяне строили прямо на горе, и это еще раз указывает на то, что слободские крестьяне земли не имели.

О происхождении названия Кулаковской слободы существо­вало несколько легенд. По одной из них, будто бы когда-то жил здесь сильный, крепкий хозяин Кулаков; по другой — спорные вопросы земельных (зажиточных) крестьян с безземельными решались часто на кулаках, и побеждали в них обычно безземель­ные мужики.

Кулаковская слобода (сейчас ул. Набережная) располага­лась на большой горе, или угоре, и представляла собой всего одну улицу, которая заканчивалась шиханом [1]. На этой улице жил урядник. Именно здесь происходили самые драматические исторические события.

В 1238 году после упорного сопротивления жителей монголо- татарами был взят и сожжен Городец. По преданию, монголо- татары были и в Погосте, на шихане они построили виселицы для расправы над самыми активными своими противниками. По другому преданию, 400 с лишним лет назад, в период правления Ивана Грозного, на шихане, «на лобном месте», опричники жестоко расправились с жителями Заузолья, выступившими против засилья дворян-опричников. Во времена правления Екатерины II, в конце XVIII века, беглых ссыльных «балахон- цев» вешали на этом месте за побеги с балахнинских соляных варниц.

Еще до недавнего времени на шихане можно было под небольшим слоем земли раскопать множество костей и разных предметов, но в 1982 году весь верхний слой земли с шихана был снят и использован на строительстве дороги от деревни ГЦекино до Волги.

Центральная часть села называлась Погостом (или Николой в честь святого Николая Чудотворца).

Погост — распространенный в русских исторических источ­никах термин, имевший на протяжении X —XVIII веков различ­ное толкование. Первоначально погостом, видимо, назывались сельские общины в Древнерусском государстве, а также центры этих общин.

В X веке погосты стали административно-территориальными единицами, во главе которых были поставлены особые должност­ные лица, отвечающие за регулярное поступление дани. В XII ве­ке с распространением на Руси христианства в центре погоста строили церкви, близ которых находились кладбища. Величина погоста была различна. В XI —XIV веках погосты состояли из нескольких десятков или даже сотен деревень. В XV —XVI веках в Русском государстве погосты сохранились в уездах, где было много черных и дворцовых земель. В документах XV —XVII ве­ков погостом, как правило, называли уже небольшие поселения с церковью и кладбищем.

Дольше всего погосты как административно-территориаль­ные подразделения сохранялись на севере Русского государства, но в 1775 году и там они были окончательно упразднены.

В XIX — начале XX века слово «погост» употреблялось чаще всего только в значении кладбища. Настольный трехтомный словарь для справок по всем отраслям знания, подготовленный под редакцией Ф. Толля (Санкт-Петербург, 1863. Т. 1), дает следующее толкование этого термина: «Погост — слово, встреча­ющееся в наших летописях еще в языческие времена. Слово «погост» производят от слова «погостина» — съезжее место, сборный пункт сельских жителей известного округа, волости, где бывала гостьба, торжки и базары. На погостах останавливались варяги, обложившие в IX веке русские поселения данью. Они требовали в свое становище окрестное население для взноса подати, отчего в народном понятии слово «погост» означало известный податный участок населенной земли, составлявший часть уезда (объезда сборщиков). С введением христианства на погостах были сооружены церкви и назначены кладбища».

У Николы жило более богатое и материльно обеспеченное население: торговцы, владельцы барж и пристаней, служители культа, кустари, плотники.

Улица за базаром к полю называлась Запрудной.

За южной церковной оградой располагался барский дом с большим садом-парком и хозяйственными постройками. Дома служителей культа находились прямо за барским садом. На территории, прилегающей к церкви, до сих пор сохранились их могилы.

В 1865 году архитектурный ансамбль был огорожен новой кирпичной оградой с тремя воротами (вместо рубленого забора). Главные ворота с укрепленной над ними иконой Николая Чудотворца получили название «святых». Через эти ворота вносили покойных в церковь для отпевания. Двое других ворот назывались боковыми.

Село Николо-Погост расположено на высокой горе. Внизу, под горой, раскинулось красивое Никольское озеро протяжен­ностью 4 километра, шириной от 50 до 100 и более метров.

Глубина его у Петрушина 6 метров, в других местах — 4 метра, но еще в начале XX века оно было значительно глубже.

Когда-то озеро через исток (глубокую низину) соединялось с Узолой. Через него вода из озера попадала в Узолу, а при весеннем паводке узольская и волжская вода через этот же исток заходила в озеро, освежая его. Через низину (канал) Прость под деревней Суздалево вода поступала в озеро в другом его конце, а из него вытекала в другое озеро и далее в Волгу. Уровень воды в озере не понижался благодаря ключам, бьющим на дне его и в горе. Вода в нем была питьевой, чистой, приятной на вкус. Водилась в нем и рыба: окуни, ерши, сорожки, щуки — и раки. За час можно было наловить до сотни рыбешек.

Особенно красиво село Николо-Погост было весной, во время разлива Волги и Узолы, когда вода доходила до самой горы. Волгари заранее готовили на период навигации свои лодки, пробивали паклей пазы, смолили разогретой на кострах смолой днища. С утра до вечера под горой стоял шум, гул, раздавался стук топоров, в воздухе терпко пахло смолой.

При убыли воды на лугах сначала обнажались высокие места — зеленые островки. А когда вода уходила совсем, они превращались в сплошной зеленый ковер.

У озера есть залив Криулина (как бы криуляет), о котором рассказывают, что когда-то на этом месте брали глину, песок, отчего он и образовался, а на другой стороне его — обрыв глубиной до 8 метров.

В начале же озера, между двумя его рукавами, находится Бездонка (бездонная яма). За озером есть водоем Крестовка. Говорят, что в прежние времена ежегодно 19 января, в Крещение, здесь совершались крестные ходы.

За Никольским озером до XVII века рос хоромный лес, остатки его у Лисьего озера в начале XX века охраняли сторожа.

У Петрушина, между двумя оврагами, издавна был извоз — спуск к Никольскому озеру. Зимой на лошадях можно было через замерзшие озеро и Волгу доехать до самой Балахны и обратно. На извозе, в низине, сельчане обустроили ключик в виде деревянного колодца высотою 60 — 70 сантиметров, откуда можно было привезти на лошадях чистой питьевой воды не одну бочку. Вода в ключике-колодце постоянно накапливалась.

И сейчас еще из этих оврагов у Петрушина бьют ключи. Более десятка ручейков из разных мест в низине сливаются в один большой ручей, впадающий в озеро. Всю зиму даже в самые лютые морозы вода в этом ручье не замерзает.

Ключей по всей Погостинской горе много. Но один из них, на самом верху горы, прямо напротив колокольни, который тоже питает своей живительной водой озеро, называют святым.


[1] Шихан — слово татарское и означает «клин». Шиханом называли место, где гора сходила на нет.

 

Преображение

Новости Русской Православной Церкви



 
   

Храмовый ансамбль с. Николо-Погост

Наши друзья

 

 

 

 
     
Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери с.Николо-Погост Городецкого района, Нижегородской области.
Русская Православная Церковь, Московский Патриархат, Нижегородская митрополия, Городецкая епархия
Разработано: www.aliceart.ru Сайты Нижнем Новгороде под ключ.
   
Яндекс.Метрика